Вход для зарегистрированных

пользователей

 

Забыли пароль?
Общественно–политическая газета Чукотского АО

Новости

Чукотка

ТРАНЗИТОМ – ЧЕРЕЗ СЕВЕРО-ВОСТОК

24.02.2015
В прошлом году суда ЛОРП доставили с Зырянки в адрес Чаунской ТЭЦ 60,9 тысячи тонн твёрдого топлива. Ещё 21,5 тысячи тонн угля поступило в Певек с Беринговского угольного месторождения, расположенного в южной части Чукотки.
Никита ШАЛАГИНОВ фото автора
gazeta@ks.chukotka.ru

Чукотский автономный округ по праву считается наиболее изолированной территорией Дальнего Востока. Прямая связь Чукотки с другими территориями ДФО фактически ограничивается редкими полётами из окружной столицы на Хабаровск, коротким периодом работы зимников, когда в Билибинский район можно въехать из Якутии, а также морским сообщением в период непродолжительной арктической навигации.


ЗЫРЯНКА ДАЁТ УГЛЯ
Наименее используемым, но наиболее любопытным маршрутом для морского транспорта является Северный морской путь. Известно, что в течение ряда последних лет именно по нему из Мурманска завозится основной объём нефтепродуктов для нужд Певекской нефтебазы, снабжающей топливом Чаунский и Билибинский районы. Но не меньший интерес представляет и так называемая угольная навигация. Начиная ещё с 1990-х годов, каждое лето в Певек приходят суда Ленского объединённого речного пароходства с грузом угля для Чаунской ТЭЦ. Твёрдое топливо доставляется на Чаун-Чукотку с якутского месторождения Зырянка. Отсюда уголь сначала попадает в Зеленомысский речной порт, расположенный в низовьях Колымы, а затем вывозится на Певек более крупными судами класса «река-море». Эти корабли в начале арктической навигации, как правило, проделывают длинный путь из Якутска, где находится база ЛОРП. А осенью угольщики возвращаются из Певека обратно в столицу Якутии, вновь преодолевая по морю и реке Лене расстояние в 3,5 тысячи километров.
В прошлом году суда ЛОРП доставили с Зырянки в адрес Чаунской ТЭЦ внушительный объём твёрдого топлива в 60,9 тысячи тонн. Ещё 21,5 тысячи тонн угля поступило в Певек с Беринговского угольного месторождения, расположенного в южной части Чукотки.
Корреспонденту «Крайнего Севера» представился уникальный шанс совершить на судне-угольщике Ленского объединённого пароходства «Капитан Богатырёв» затяжное путешествие по маршруту Певек–Якутск. Капитан теплохода Владимир Колесник, за плечами которого к 53 годам уже более 20-ти арктических навигаций, охотно согласился взять журналиста в дальнюю дорогу.
Столицу Чаун-Чукотки «Капитан Богатырёв» покинул вечером 17 сентября.

Справка «КС»

Теплоход Ленского объединённого речного пароходства «Капитан Богатырёв» был спущен на воду в 1981 году со стапелей верфи финского города Турку. Судно относится к линейке кораблей класса «река-море» проекта «Сибирский», построенных финскими корабелами по заказу Советского Союза и предназначенных для работы на сибирских реках, в том числе в условиях Заполярья. «Капитан Богатырёв» является сухогрузом и пригоден к перевозке любых не требующих заморозки и не наливных грузов, например угля, леса, техники, сыпучих тел, включая даже зерно. В ЛОРП существует целый ряд аналогичных «Капитану Богатырёву» судов, построенных финнами («Капитан Марков», «Святитель Иннокентий», «Вадим Тюрнев», «Капитан Слобожанин» и др.).


МАРШРУТ ОТ ПЕВЕКА ДО ЯКУТСКА
Условно предстоящий маршрут Певек–Якутск можно разделить на две большие части. Первая – морская – составляет около 2 тысяч километров и простирается от столицы Чаун-Чукотки до посёлка Быковского, который стоит у входа в один из рукавов обширной ленской дельты, судоходную Быковскую протоку. Вторая часть пути – свыше 1600 километров – великая сибирская река Лена от устья и до самого Якутска.
Вопреки расхожим утверждениям о морской романтике, путешествие по морю – наиболее скучная часть пути. Поскольку по условиям регистра «Капитану Богатырёву» разрешено идти только в границах семимильной зоны (так называемое каботажное плавание), корабль почти всегда двигался в пределах видимости береговой линии. На самом деле, это большой плюс, потому что в открытом море, как правило, смотреть вообще не на что.
Но и Арктическое побережье на всём протяжении морской части пути откровенно не баловало разнообразием пейзажей: с корабля был виден плоский голый берег, кое-где переходящий в небольшие возвышенности. И так от Певека практически до самого устья великой сибирской реки.
Яркими событиями морской переход тоже не удивил. Правда, у берегов острова Айон мы встретили несколько китов. Видно, что животные опасались корабля: в отличие от своих родственников дельфинов, которые частенько сопровождают суда, киты сразу же погружались под воду и быстро уходили далеко в сторону, изредка показывая из воды чёрные хвостовые плавники.
В море Лаптевых «Капитан Богатырёв» получил очередное указание: подойти к бару Яны (широкая отмель в устье реки, образованная наносными отложениями), взять на буксир баржу и довести её до Быковской протоки, где находится судоходный вход в ленскую дельту.

В ЛАБИРИНТЕ ПРОТОК
После девяти дней морского перехода мы, наконец, подошли к посёлку Быковскому. Здесь обычно скапливается довольно много судов ЛОРП, работающих в арктических водах. На этот раз на рейде у Быковского стояли ледокол «Капитан Бабичев», пара танкеров «Лена-нефть» и буксир «Капитан Бурковский». Именно здесь находится вход в судоходную Быковскую протоку ленской дельты, по которой корабли заходят в основное русло Лены.
Вообще, Лена по странной прихоти природы единственная из крупных восточносибирских рек, которая обладает разветвлённой дельтой. Яна, Хатанга, Индигирка, Колыма впадают в море прямо, не образуя причудливой сети больших и малых проток.
Ленская дельта начинается примерно в 150 километрах от моря Лаптевых. Общая её площадь составляет около 45 тыс. кв. км. Больших и малых проток, озерков, которые сливаются с ними во время весеннего половодья, здесь неисчислимое множество. Однако всего лишь три крупные протоки – Оленекская, Трофимовская и Быковская – доходят, не прерываясь, до моря. Все они считаются судоходными, однако практическое значение имеет, прежде всего, восточная Быковская протока, через которую попадают в море и входят в Лену практически все корабли. Её длина составляет около 130 километров. Протока выходит в бухту Тикси, где и сейчас находится некогда один из ключевых портов Северного морского пути – посёлок городского типа Тикси.
– В этом районе ежегодно наблюдается весьма интенсивное по северным меркам судоходство, – рассказал капитан Владимир Колесник. – Случаются и чрезвычайные происшествия. Например, в 2010 году во время шторма здесь затонул линейный буксир нашего пароходства «Алексей Кулаковский». К сожалению, тогда погибли люди, а из 14 человек экипажа удалось спасти только троих – капитана и двух матросов.
Случай с «Кулаковским» был весьма громким: центральные СМИ активно освещали эту трагедию. Да и в самом Якутске происшествие вызвало большой резонанс, завершившийся установкой символического надгробного памятника в память о погибшем экипаже.
На рейде посёлка Быковского «Капитан Богатырёв» отдал излишки топлива танкеру «Лена-нефть», и под вечер мы вошли в Быковскую протоку, которая по ширине может соперничать едва ли не с любой крупной рекой.
Все протоки дельты Лены сходятся там, где стоит знаменитый остров Столп. Строго говоря, островом эту каменную гору, выдающуюся на несколько сотен метров вверх над водой, назвать сложно. Столп практически лишён растительности и представляет собой голую скалу, на верхушке которой одиноко горит огонёк небольшого маяка. Отсюда начинается основное русло великой сибирской реки.
Участок Лены длиной около 800 км от Столпа до посёлка Жиганскленские речники окрестили «трубой». Относительно неширокая река здесь течёт между высокими скалистыми берегами, в самых низовьях представляющими собой почти голые скальные породы высотой до 400 метров, на которых по мере продвижения к югу начинает появляться растительность: сначала изломанная суровым полярным климатом лиственница, а затем и хлипкие берёзки.
Малая ширина Лены в полной мере компенсируется её глубиной: в «трубе» значения глубин стабильно держатся на уровне 20-25 метров. Именно поэтому этот участок пользуется у речников заслуженным почётом: здесь отсутствуют мели и нет необходимости сильно лавировать.

ЛЕНА ЖИВА РЫБОЙ
Берега в нижнем течении Лены представляют собой пустынную землю. В отличие от богатой оловом и золотом Чаун-Чукотки, где в советское время велась интенсивная хозяйственная деятельность и осталось много следов пребывания человека, на севере Якутии ничего подобного не наблюдается. В Быковской протоке иногда попадаются единичные рыбачьи балки, а чуть ниже Столпа на реку смотрят тусклые огни полярной станции «Сокол». Ещё на 215-м километре от впадения Лены в море стоит заброшенная ныне деревенька Титары, которая на современных картах, как правило, не обозначается. Как пояснил старший механик «Капитана Богатырёва» Сергей Матиенко, раньше сюда отправляли на поселение ссыльных, и существовало небольшое рыбохозяйственное предприятие. Теперь от Титар осталось несколько полуразвалившихся домишек и зданий покрупнее, по-видимому, производственных площадей канувшего в Лету рыбного заводика.
Впрочем, именно в этом районе ленские берега трудно назвать пустынными. Здесь и южнее находятся рыболовецкие участки жителей села Кюсюр, расположенного ещё на 150 километров выше по Лене.
О рыбалке на крупнейшей сибирской реке можно говорить только в превосходной степени. Здесь в промышленных объёмах ловится ряпушка, нельма, омуль, чир, муксун, попадается, хотя и в не таких количествах, таймень. Хариуса местные рыбаки, как правило, не берут – считают малоценной рыбой.
– Нам доводилось ходить практически на всех крупных реках Восточной Сибири – Лене, Колыме, Яне, Хатанге, Индигирке, – рассказал капитан Владимир Колесник. – Рыба везде вроде бы одна и та же, но всё-таки разная. Я лично считаю, например, что на Лене идёт самая лучшая в Сибири ряпушка. Яна славится своим омулем: там он вроде бы не очень крупный, но зато жирный. А самый вкусный чир – однозначно на Колыме.
По большому счёту, всё нижнее течение Лены живёт рыбой. Рыбаки сдают свой улов на регулярно курсирующее здесь судно-рефрижератор «Пётр Вахрамеев», которое везёт свежую рыбу в Якутск на переработку.
Речники на возвращающихся в Якутск судах тоже охотно берут рыбу у ленских рыбаков. Цены божеские: 60, 80 рублей за килограмм. Прямо на кораблях часть рыбы (обычно ряпушку) солят, часть привозят домой в мороженом виде.
За многие годы работы у ленских речников и рыбаков из низовьев Лены сложились прочные дружеские отношения. Местные жители, подавляющее большинство которых принадлежат к эвенкам, заказывают в Якутске продукты питания, бытовую технику, стройматериалы и прочие необходимые товары. Соответственно, и речники всегда могут смело рассчитывать на то, что без рыбы они не останутся. В общем, жизнь идёт своим чередом.
Первым полноценным поселением в низовьях Лены является эвенкийское село Булунского улуса Республики Саха (Якутия) Кюсюр с населением около 1300 человек. Оно находится глубоко за полярным кругом, на 320-м километре от устья реки. Здесь «Капитан Богатырёв» бросил якорь, и мы впервые после Певека ступили на берег: у Владимира Колесника в селе живёт старый приятель, который пригласил нас на короткую экскурсию.
Честно говоря, после Чукотки, где в большинстве сёл в нулевые годы велось довольно интенсивное строительство, Кюсюр производит не самое радостное впечатление. Большинство домов в селе ещё советской постройки с плакатами, гласящими «На лес не поднимай руку, он будет служить и сыну, и внуку». На центральной и единственной улице вытянувшегося вдоль реки населённого пункта – остатки деревянной мостовой, которая почти не спасает от грязи. Отрадным исключением на общем фоне выглядит новая дизельная электростанция 2007 года постройки. Впрочем, среди старых строений видно и несколько новых деревянных домов, свидетельствующих о том, что Кюсюр всё-таки постепенно строится и развивается.
Большинство людей села так или иначе связаны с рыбодобычей, и значительную часть времени в году находятся на рыболовецких участках. Остальные работают в системе жизнеобеспечения населённого пункта: в жилищно-коммунальном хозяйстве, образовании, здравоохранении и т. д. В этом отношении Кюсюр мало чем отличается от обычного чукотского села.
После недолгого пребывания на берегу мы возвратились на корабль и снялись с якоря. Кюсюр остался позади в лёгком утреннем тумане и вновь начался высокий бесконечный ленский берег, поросший редкой лиственницей. Из-за своей почти идеальной геометрии и протяжённости его смело можно назвать Великой якутской стеной.

КОНЕЦ «ТРУБЫ»
По ленской «трубе» мы двигались строго с севера на юг. На дворе уже октябрь, поэтому получается, что «Капитан Богатырёв» как бы убегает от зимы, неотвратимо надвигающейся из высоких широт. Впрочем, избежать встречи с ней нам так и не удалось. Спустя день-два после Кюсюра, температура воздуха упала ниже нуля, и нас настиг сильный снегопад, укрывший весь корабль снегом. Палубным матросам пришлось вооружиться лопатами и на время переквалифицироваться в дворников.
Вообще, в ленском Заполярье, простирающемся с севера на юг почти на тысячу километров, насёленные пункты можно пересчитать по пальцам. Кюсюр, Приленск, Сиктях и, наконец, стоящий практически на полярном круге посёлок с «криминальным» названием Жиганск. Любой населённый пункт для экипажа корабля в радость: здесь появляется вожделенная мобильная связь и можно сделать звонок в Якутск родным и близким.
Недалеко от Жиганска на высоком берегу Лены находится знак полярного круга – его мы пересекли в условиях слабой видимости. Отсюда до Якутска остаётся ещё около 800 километров. Здесь же кончается пресловутая «труба», и Лена сильно раздаётся вширь. На её водной глади появляется множество островков, рукавов, больших и малых проток. Берега становятся ниже, а растительность гуще и богаче с преобладанием берёзы и ели.
Лена на этом участке уже не так глубока. Как следствие, капитану Владимиру Колеснику и старшему помощнику Роману Денисенко, несущим вахты шесть часов через шесть, пришлось чаще менять курс судна, ориентируясь на береговые створы.
– На мой взгляд, ходить по реке гораздо сложнее, чем по морю, – поделился во время одной из вахт своим опытом Владимир Колесник. – В принципе, в море, если нет льда, вахтенный может даже уснуть на довольно продолжительное время, и ничего не случится. Берег далеко, а «автопилот», который держит заданный по прямой курс, в случае чего подстрахует. А на реке – вот он берег, рядом. Чуть сомкнул глаз – и всё, ты в лучшем случае на мели, а в худшем – и пробиться можно. Кстати, в моей практике с «Капитаном Богатырёвым» такой случай несколько лет назад был, причём именно здесь, на Лене. Тогда нам не повезло: пробились в носовой части. Такое на реке, увы, случается…
Комментарии [0]

Для отправки комментария Вам необходимо войти или зарегистрироваться.

Новости

Новости

Чукотка

Котировки

знач. изм.
РТС 18:51 1577.51 1.03%
USD ЦБ РФ 08/05 74.1373 -0.4397
EUR ЦБ РФ 08/05 89.5060 -0.1728

Погода

+8...+10 Москва
+14...+16 Екатеринбург
+10...+12 Нижний Новгород
+13...+15 Новосибирск
+16...+18 Пятигорск
+17...+19 Ростов-на-Дону
+3...+5 Санкт-Петербург
+13...+15 Симферополь
+3...+5 Хабаровск
-7...-9 Анадырь
-4...-6 Беринговский
-7...-9 Билибино
-1...-3 Лаврентия
-9...-11 Марково
-6...-8 Мыс Шмидта
-8...-10 Певек
-2...-4 Провидения
-4...-6 Эгвекинот

Подписка