Вход для зарегистрированных

пользователей

 

Забыли пароль?
Общественно–политическая газета Чукотского АО

Новости

Чукотка

«КРАЙНИЙ» ПЕРЕД ФРОНТОМ

09.04.2021
Бомбардировщик В-25 лидирует группу истребителей Р-39.
Вячеслав ФИЛИППОВ
gazeta@ks.chukotka.ru


По официальным документам участок Киренск – Красноярск был последним на воздушной трассе Красноярск – Уэлькаль, по которой в годы Великой Отечественной войны из США на фронт через Чукотку, Колыму, Якутию в тяжелейших условиях было перегнано свыше 8 тысяч боевых и транспортных самолётов. Но, во-первых, суеверные лётчики, никогда не скажут «последний», а только – «крайний», а во-вторых, до фронта было ещё ой как далеко! Про путь из Красноярска к местам воздушных сражений «КС» расскажет в майском номере, а сейчас у нас – Киренск, место базирования 5-го перегоночного авиаполка, куда, как мы сообщали в номере от 12 марта, ленд-лизовские машины вылетали из Якутска, расположенного практически посередине легендарного АлСиба.

МЕЖДУ ЛЕНОЙ И КИРЕНГОЙ
Чем ближе к западной оконечности трассы, тем больше встречалось обжитых мест, в том числе и в плане авиационной инфраструктуры.
Гидропорт Киренск с 1930-х годов был подразделением Восточно-Сибирского управления гражданского воздушного флота (ГВФ). В следующем десятилетии он им и оставался, а на его обеспечивающей базе (здание гидропорта, мастерские, ангар, бензосклад) было легче организовать сухопутный аэродром для нужд перегона. Да и с жильём для личного состава было проще – город всё-таки не тундра и не таёжная глухомань, как в Сеймчане.
Киренск, по сути, представлял собой остров между рекой Леной и впадающей в неё Киренгой, соединённый с материком дамбой. С одной стороны, в этом был огромный плюс – доставка любых грузов могла осуществляться по Лене, с другой – ежегодно возникала проблема, связанная с весенним затоплением.
На строительство ангара аэродрома в Киренске.
«Взлётка» строилась трудно. В октябре 1941 года в Киренске объявили мобилизацию на трудовой фронт по возведению сухопутного аэродрома в 100-150 метрах от реки Лены на её левом берегу, между деревнями Балахня и Хабарово. Норму перелопаченного грунта расписали на всех трудоспособных, невзирая на возраст. Ежедневно на работы выходили до 700 человек, ведь фронт ждал самолёты, дело было срочным. Техники было всего ничего – один трактор и две полуторки. Поэтому землю и стройматериалы приходилось возить на лошадях и на себе. Через два месяца грунтовая полоса была практически готова, и на неё стали садиться самолёты. Пока это ещё были гражданские У-2 и Р-5.
В начале 1942 года построили подсобные помещения: гараж, водомаслогрейку, радиостанцию. 18 июня Госкомиссия приняла аэропорт в эксплуатацию. Летом пошёл завоз топлива по Лене. К осени – готовность № 1. И на долгие три года войны для жителей Киренска аэродром у Хабарово стал самым главным и важным делом. Местные жители всегда были «на подхвате»: принимали участие в разгрузке бочек с топливом и их доставке до аэродрома, в заготовке дров для «ноу-хау» техников – самодельных печек для прогрева моторов зимой, да и во многих других делах.

ВОЗДУШНЫЕ «СТАХАНОВЦЫ»
Личный состав 5-го перегоночного авиаполка начал свою работу чуть позже других полков. Когда первые истребители «Киттихаук» прибыли по трассе в Красноярск 11 ноября 1942 года, все лётчики и техники ещё находились в Красноярске, где занимались командирской учёбой, изучением трассы и особенностей эксплуатации матчасти в зимних условиях.
История полка началась с трагедии. Летевшие пассажирами 16 человек (8 лётчиков и 8 техников) погибли в авиакатастрофе транспортного Ли-2 на аэродроме Красноярск 17 ноября 1942 года. Как раз тогда, когда должны были лететь в Киренск.
Но ничего не поделаешь… Доукомплектованный из других подразделений полк начал свою работу. Его командиром стал фронтовик майор Павел Матюшин, заместителем командира по перелётам – знаменитейший полярный пилот подполковник Матвей Козлов. Безусловным авторитетом был и командир эскадрильи майор Александр Липилин, получивший «Золотую Звезду» Героя Советского Союза за сбитые фашистские самолёты на Северо-Западном фронте в феврале 1942 года. К концу войны на его счету было 348 перегнанных по трассе самолётов.
Командир 5-го полка подполковник Иван Пронюшкин лично перегнал 283 самолёта и «отлидировал» 1670 машин от Фэрбанкса до Красноярска, не потеряв при этом ни одной.
В мае 1944 года командиром 5-го полка был назначен подполковник Иван Пронюшкин – опытный лётчик-бомбардировщик и перегонщик. За отличное выполнение боевых заданий в советско-финской войне 1939 – 1940 годов он был награждён орденом Ленина. На фронте сражался с 22 июня 1941-го в должности заместителя командира полка скоростных бомбардировщиков. В числе первых был откомандирован на Южную воздушную трассу и назначен командиром перегоночной эскадрильи по переброске самолётов А-20 из Ирака и Ирана в Кировабад. На Красноярскую воздушную трассу прибыл уже как инструктор, досконально зная американские самолёты. Он лично перегнал 283 самолёта и «отлидировал» 1670 машин от Фэрбанкса до Красноярска, не потеряв при этом ни одной.
Свои «стахановцы» были и среди рядовых лётчиков. Так, старший лейтенант Леонид Ющенко тоже мог летать на всех участках трассы и имел на своём счету 298 доставленных в Красноярск истребителей Р-39 и Р-63. Фронтовик: с июня 1941-го по июнь 1942-го на Юго-Западном фронте он в должности заместителя командира эскадрильи выполнил 162 боевых вылета и сбил три фашистских самолёта, за что удостоился ордена Красного Знамени. Ненамного отставали и «не нюхавшие пороху» бывшие инструкторы лётных школ. Например, бывший лётчик-инструктор Черниговской авиашколы лейтенант Иван Надточий за три года по трассе перегнал 250 истребителей.

НЕ ДОЛЕТЕВШИЕ
На участке Киренск – Красноярск находился всего один промежуточный аэро-дром – Нижнеилимск. Правда, его построили и приняли в эксплуатацию только в ноябре 1943-го. Ближе к Красноярску, в 200 км на восток от него, был неплохой военный аэродром Канск. Но выручали эти запасные аэродромы не раз, хотя протяжённость участка оказалась не самой длинной на трассе – всего 980 км. Время в полёте 3 часа 12 минут. Да и с ориентирами было получше, чем на безлюдье Чукотки и Якутии: здесь и реки, и железная дорога Красноярск – Тайшет. В то же время участок представлял собой сплошную тайгу с лесными пожарами летом и сильными морозами и густыми туманами зимой. Вместе с отказами техники это привело к гибели на Красноярском участке 11 перегонщиков.
Так, 7 декабря 1942 года после взлёта с аэродрома Киренск из-за отказа мотора на глазах у местных жителей врезался в лёд реки Лены напротив деревни Верхне-Марково А-20 капитана Александра Дудина. Трое членов экипажа погибли.
22 февраля 1943 года при посадке на аэродром Киренск разбился Р-39 лейтенанта Александра Иванова. Лётчик похоронен в Киренске.
В августе 1943-го в 10 км от Усть-Кута нашли обломки самолёта А-20 и останки двоих членов экипажа – пропавших без вести 12 июля Георгия Иванова и Георгия Шабурова. Лётчики похоронены в Усть-Куте. А пропавший без вести в тот же день самолёт А-20 старшего лейтенанта Ивана Заломина «окончательно» нашли и похоронили останки пилота и штурмана Ивана Максимова только в июне 2003 года. Почему «окончательно»? Да потому, что обломки люди обнаруживали много раньше – в 1945-м и неоднократно позже, но не особо афишировали свои находки. Похоронили лётчиков рядом с экипажем Иванова.
29 марта 1944 года при перегонке самолётов Р-39 из Киренска в Красноярск два борта – старших лейтенантов Самарцева и Мошкея в Красноярск не прибыли. Поиски с воздуха результатов не дали, лётчики попали в списки пропавших без вести. Один разбитый американский истребитель местные жители нашли летом – 28 июля 1944 года в тайге в 2 км южнее деревни Глубокий Ключ Сухобузимского района Красноярского края. В истлевшей гимнастёрке погибшего пилота обнаружили партийный билет на имя Георгия Самарцева.
Василий Мошкей числился пропавшим без вести долгих 42 года. Нашли его сгоревший самолёт в 1982-м в том же районе, в 26 км на восток от деревни Усть-Кан, но ещё четыре года останки лётчика лежали неопознанными, пока поисковики из Железногорска не доказали, что это именно Василий Мошкей. В 1986 году лётчик наконец-то был с воинскими почестями похоронен на городском кладбище города Железногорска.
Все эти молодые ребята хотя бы нашли свой последний приют. А единственным лётчиком-перегонщиком, до настоящего времени числящимся пропавшим без вести, остаётся капитан Григорий Чуйко (на фото выше), который 24 октября 1943 года вылетел на Р-39 из Киренска и в Красноярск так и не прибыл. Где его самолёт – неизвестно даже примерно. Попытки поисковиков, неоднократно проводивших экспедиции в районе Нижнеилимска, успехом не увенчались…
КОГДА МОЛЧАТ ПУШКИ. 5-й перегоночный был в передовиках не только по лётной работе. Талантов в полку и авиабазе хватало. На смотре художественной самодеятельности частей трассы в апреле 1943 года 5-й перегоночный забрал почти все призы. Из приказа № 0132 от 11.04.1943 г. по Красноярской воздушной трассе «…О результатах смотра художественной самодеятельности в частях трассы»: «…Отмечаю лучшие показатели 5-го ПАП и 5-й авиабазы, занявшего 1-е место в смотре по массовости участников, исполнению и разнообразию программы.
Индивидуальные исполнители:
- автор художественного литературно-музыкального монтажа «Славный путь Красной Армии», автор и исполнитель на гитаре музыкального произведения «Вальс весны» лейтенант Шевченко;
- автор и исполнитель рассказа «Маруся» воентехник 1 ранга Фролов;
- импровизация рассказа Чехова «Хирургия» лейтенант Афанасьев;
- исполнитель цыганской пляски и вальса-чечётки вольнонаёмный рабочий 7-й авиабазы Глущенко».

ТЕСТЬ МАЗУРУКА

Подготовил Антон КОВАЛИХИН
gazeta@ks.chukotka.ru

Начальником аэропорта Киренск в июне 1943 года был назначен участник трёх войн майор Юрий Беляйкин, человек дела с действительно интересной судьбой и высочайшим понятием об офицерской чести.
Справка «КС»

Юрий Беляйкин родился в 1892 году в Орше Витебской области. В 1913 – 1917 годах служил в царской армии рядовым и вольноопределяющимся. Участвовал в гражданской войне, был командиром конного отряда Красной Армии, начальником снабжения полка. В 1922 году окончил Военно-хозяйственные курсы Туркестанского фронта. С 1922-го по 1923 год – помощник начальника артшколы Туркестанского фронта. После демобилизации с 1924 года – замдиректора Московского института травматологии, с 1935-го – замдиректора Московского института имени Склифосовского, с 1938-го и до начала войны – старший инспектор санавиации Главного управления ГВФ. В июле 1941-го назначен начальником маскировочной службы 722-й авиабазы ВВС Северного флота, с августа 1941-го – командир оперативных авиабаз 2-й авиагруппы ВВС Северного флота в Карском море (командовал авиагруппой полковник Мазурук), с октября 1941-го – командир 722-й авиабазы ВВС Северного флота, откуда и убыл на АлСиб.
Когда Герой Советского Союза полковник Илья Мазурук стал начальником Красноярской воздушной трассы, он забрал с собой с Севера и майора Беляйкина, который был назначен командиром 5-й авиабазы в Киренске, а потом и начальником Киренского аэропорта. Но в июне 1943 года на Красноярской воздушной трассе прошла реорганизация, её из ВВС Красной Армии передали в подчинение Главного управления ГВФ. Начальником утвердили политработника генерал-майора авиации Семёнова, а начальник трассы Илья Мазурук стал командиром 1-й перегоночной авиадивизии. Для Мазурука фактически это было понижением. Судя по дальнейшей истории трассы, у Ильи Павловича с новым руководством отношения не сложились, и примеров тому множество. Отразилось это неожиданным образом и на майоре Беляйкине...
Честно говоря, он и сам тогда был в недоумении. Без объяснения причин Беляйкин был отстранён от командования аэропортом и долгое время оставался не у дел. Потом ему предложили выехать в Анадырь. Он, к тому времени уже больной раком, но не афишировавший своего состояния здоровья, отказался и просил направить его в действующую армию.
Причина опалы оказалась банальна: приёмная дочь Юрия Давыдовича Виктория была замужем за Ильёй Мазуруком. Ну а раз Мазурук попал в немилость нового руководителя, то вместе с ним – и все, кто находился рядом. Не смирившись с таким положением вещей, майор Беляйкин вынужден был написать письмо «наверх» – начальнику Воздушной магистрали Москва – Уэлькаль генерал-майору авиации Авсеевичу, подробно изложив, что было сделано за время его командования 5-й авиабазой, ставшей первой по большинству показателей на трассе.
Были там и такие слова: «Не сомневаюсь, что Вы получили обо мне и моей работе всестороннее освещение, но я так же уверен, что нашлись и такие люди, которые из-за каких-либо соображений, а также по своей склочной и мелкой натуре могли создать у Вас ложное представление, как обо мне, так и о моей части. Это я почувствовал в Вашем отношении ко мне после того, как по известной Вам причине не выехал в Анадырь. Я морально удовлетворён тем, что моя работа на трассе была плодотворной, что своим честным трудом и трудом личного состава части я сделал небольшой вклад в дело обороны Родины.
Товарищ генерал! Я, видимо, Вам больше не нужен. Моя к Вам просьба: не препятствуйте переводу в действующую армию. Я пробыл год на фронте, там иначе дышится. Пустите меня в действующую армию.
Майор Ю. Беляйкин».
В августе 1944 года майор Беляйкин убыл в действующую армию командиром 399-го батальона аэродромного обслуживания. Работал так же, как и всегда, не считаясь со временем и здоровьем. В январе 1945-го, в связи с резким ухудшением здоровья, был всё-таки переведён в тыл – начальником МТО учебного авиаполка 2-й Ивановской авиашколы подготовки ночных экипажей авиации дальнего действия. Работал до последнего дня. Умер от рака 31 января 1945 года.
Со своей приёмной дочерью Викторией у Юрия Давыдовича не было родства по крови, но была безграничная любовь и родство душ, причём взаимные. По прошествии лет её одноклассница вспоминала: «Таких отцов, как он, не было ни у кого из нас. На всех родительских собраниях присутствовал. Встречал, провожал её, ведь Вика была настолько ошеломляюще, так опасно красива, что она-то не осознавала, а вот отец её – да».
Знакомство Мазурука с будущей женой Викторией оказалось делом случая, но, учитывая, каким харизматичным и искрящимся энергией был Илья Павлович, «звёзды сошлись». 1938 год.
Знакомство Виктории с Мазуруком было, можно сказать, случайным, но, учитывая, каким харизматичным и искрящимся энергией был Илья Павлович, не мудрено, что «звёзды сошлись». Отдав Викторию замуж за Мазурука, Юрий Давыдович был спокоен за её будущее, да и с Ильёй Павловичем они потом всю войну шли рядом, в трудных случаях стараясь быть опорой друг другу.
Комментарии [0]

Для отправки комментария Вам необходимо войти или зарегистрироваться.

Новости

Новости

Чукотка

Котировки

знач. изм.
РТС 18:51 1577.51 1.03%
USD ЦБ РФ 08/05 74.1373 -0.4397
EUR ЦБ РФ 08/05 89.5060 -0.1728

Погода

+8...+10 Москва
+14...+16 Екатеринбург
+10...+12 Нижний Новгород
+13...+15 Новосибирск
+16...+18 Пятигорск
+17...+19 Ростов-на-Дону
+3...+5 Санкт-Петербург
+13...+15 Симферополь
+3...+5 Хабаровск
-7...-9 Анадырь
-4...-6 Беринговский
-7...-9 Билибино
-1...-3 Лаврентия
-9...-11 Марково
-6...-8 Мыс Шмидта
-8...-10 Певек
-2...-4 Провидения
-4...-6 Эгвекинот

Подписка